THE DARK KNIGHT | GOTHAM RISES

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE DARK KNIGHT | GOTHAM RISES » Flashback » Запах Женщины


Запах Женщины

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://funkyimg.com/i/Hocr.jpg

Время и место:
17.11.2012 Gotham State Building, итальянское кафе-ресторан "Корлеоне"

Описание:
Встреча, поцелуй и обещание спасти остались за пеленой семи дней. Джервис Тетч не проронил ни слова о Женщине-Кошке, но не мог перестать о ней думать. И ужин в любимом кафе, неформальная для всей его жизни обстановка, способствовали расцвету его воспоминаний, давали пищу для раздумий. Но неужели такой видный учёный и гений никогда не слышал, что мысли материализуются?

Персонажи:
Selina Kyle, Jervis Tetch

Отредактировано Jervis Tetch (2014-05-14 23:59:00)

+1

2

Привычки делают людей, по привычкам зачастую можно узнать куда больше, чем из развернутых резюме и даже обширных автобиографий. Человека определяют его поступки, но это совсем не обязательно должны быть подвиги, скорее наоборот, мелкая, ежедневная рутина оказывается самой значимой, самой информативной.
Одинокие холостяки редко готовят себе сами. Богатые одинокие холостяки ужинают дома в двух случаях: фуршет для гостей или приглашенный повар для самого себя, любимого. Гениальные богатые одинокие холостяки, редко впускающие в свой дом кого бы то ни было, предпочитают питаться в ресторанах, причем даже блюдо чаще всего выбирают одно и то же. Из вечера в вечер, без особого разнообразия, привычная порция в привычном месте, за столиком, который официанты даже без резерва стараются оставлять пустым, зная, что вечером к ним придет уже знакомый гость.
Селина достаточно давно следила за Джервисом, чтобы знать, к какому часу он спускается со своих высот в небольшую тратторию, расположенную в том же доме. В тратториях, в домашней, уютной обстановке небольшого итальянского ресторанчика, праздновали узким кругом праздники семьи, шептались о чем-то сокровенном на свиданиях парочки, перекусывали вечно опаздывающие студенты, одновременно перелистывавшие разложенные на коленях конспекты... И каждый вечер появлялись одинокие хорошо одетые мужчины, желающие насытить желудок и отдохнуть под музыку неизменного Адриано Челентано после тяжелого трудового дня. Все повторялось из раза в раз, изо дня в день, и даже появление Кошки не сбило Джервиса с привычного ритма. Женщины - женщинами, а ужин по расписанию.
Прошла неделя, семь мучительных дней и ночей, в которые Селина боролась с отчаянным желанием прийти к нему. Она обещала, что навестит его уже другой - без костюма, без воровских приемов, без внешней стороны своей воровской жизни. Она обещала, что придет к нему простым человеком, просто женщиной, которой нужна его помощь. И с каждым днем она желала этого все больше, и не только из-за того, что каждый прожитый час потенциально приближал ее к "чистому листу". Кошка желала самого его общества, общества человека, которого она не могла понять, человека, который мог противиться ее чарам и действовать так, как велит ему собственная голова, а не подсунутые в нее воровкой желания, чаще всего плотские, низменные. Неделя на то, чтобы понять, как себя вести, на то, чтобы подобрать приличиствующий случаю костюм, на то, чтобы разработать до мельчайших подробностей образ, который она ему покажет. Как бы то ни было, настоящую себя она уже показала - там, наверху, с острыми когтями, с сияющими стальными каблуками. Сейчас Селина Кайл была именно такой, а все остальное было удачно подобранной маской. И если Тетч возжелал познакомиться поближе именно с маской - нет проблем. За нужную ей программу она была готова и не на такое. Да и коварное, простое, такое женское желание понравиться ему, нет-нет, да проскальзывало между мыслями об освобождении от воровской жизни. Возможно, оно проскальзывало даже чаще, чем Селина того хотела бы, но она этого не замечала, она предпочитала об этом не думать. Теперь это уже было прошлым, а к будущему она шла, осторожно обходя замшевыми сапожками грязные снежные лужи. Полы незастегнутого черного пальто трепетали под холодным ноябрьским ветром, белый шарф сиял на фоне черного же строгого платья. Сел придерживала рукой волосы, не позволяя ветру разметать их, и торопилась, опасаясь, что опрометчивая пешая прогулка может стоить ей порчи столь долго подбираемого образа.
Дверь траттории приветливо распахнулась перед ней, она шагнула внутрь, на ходу заглядывая в высокое зеркало. Все было отлично, вполне естественно, темно-красные губы изгибались в легкой, приветливой улыбке, а шоколадные глаза, окруженные густыми ресницами, ничем не выдавали волнения. Она взяла из рук официанта меню и повернулась, выискивая взглядом Тетча. Тот же столик, тот же задумчивый взгляд.
- Меня ждут... Подойдите немного позже, хорошо? Меню мне знакомо, - улыбнулась она официанту, отдавая ему пальто, и направилась к Джервису. Нужно было отвлечь его, привлечь к себе внимание, но сразу садиться за стол и заводить разговор о чистом листе было бы как минимум неприлично. Селина остановилась рядом со столиком, будто случайно положила меню на его край.
- Прошу прощения... Я заметила у вас ноутбук, и подумала, что вы можете знать пароль от местного wi-fi. Не поделитесь тайным знанием?
Она откинула с плеча назад прядь волос. Совершенно невинный вопрос, более чем привычный образ - никаких эпатажных костюмов и опасных игрушек, но все же она была хищницей, которую он уже видел, которую он целовал... Которую успел ощутить. Узнает ли?..

0

3

Тонкие пальцы шустро стучали по клавиатуре в тот момент, когда, издав характерный звук, желудок сообщил о том, что пора бы и прерваться. Пальцы замерли, повиснув над чёрными плоскими клавишами, а острый взгляд скользнул к правому нижнему краю монитора. Да, время ужина упущено час назад. И, так как на обыденное чувство голода не последовало никакой реакции, несчастный опустошённый орган решил подать голос. Джервис откинулся на спинку стула, быстро перечитывая проделанную работу. Конца и края ей ещё не видать, этой работе. Точнее программе. Жадная ненасытная тварь сожрёт ещё не один его вечер. Что ж, пожалуй, не стоит доводить до такого состояния желудок.
Всё сохранить, всё закрыть. Сделать резервную копию. Спрятать резервную копию. Хотя последнее не нужно – всё равно без него никто не разберётся. Закрыть ультрабук, встать из-за стола. И… звонок. Загудел, завибрировал на полированной поверхности стола айфон. Взгляд на экран: входящий звонок улыбается фотографией Томаса Элиота.
-- Да? – спокойный невыразительный голос.
-- Вечера, Джерв! Чем занят? – энергичный бодрый тон.
-- Собираюсь спуститься вниз, поесть.
-- Сейчас?
-- Спустился бы и раньше, завозился с заказом.
-- Мм, ясно. А потом?
-- А потом не знаю. Том, что тебе нужно? – появляются нотки раздражения.
-- Да нет, ничего. Просто так, праздная болтовня, - всё ещё улыбчивая решительность на другом конце. – Ну ладно. Если что, звони.
-- Хорошо, - прежнее безразличие. – Пока.
«Пока» в ответ и связь обрывается. Последнюю неделю они с Томом толком не виделись. Не представилось ни одной возможности встретиться и «праздно поболтать». Элиот был весь в работе. Что-то ему поручил Аль Гул, что-то только ему одному, и Тетч не вдавался в подробности. Но помимо этого во второй общественной жизни миллиардера выдалась весьма рабочая неделя. Джервис последовал его примеру и тоже с головой ушёл в «заказы». А их было немало, применительных для всех его профессий, занимающих всю его гениальную голову. С утра до самого вечера и ещё раз: с утра до самого вечера. Зачем он только это делал?
Джервис зашёл в гостиную за пиджаком, который бросил там на стул ещё днём. А, зайдя, замер. Несколько секунд разглядывал комнату, потом аккуратно взял в руки пиджак, одел, но так и не сдвинулся с места. Зачем он всё это делал? Затем что он хотел вернуть всё на круги своя. Семь дней назад в его жизнь ворвалось что-то новое и совершенно ему не знакомое. Что-то, что быстро отвоевало для себя львиную долю его души, и не собиралась возвращать. А ведь душу свою он контролировать не мог.
Он пытался найти этому название, составить характеристику. Пытался разложить всё по полочкам в виде уравнений и формул, объясняющих ему, как, что и почему. Но не получалось. В голову лезло одно слово «влюблённый», после которого перед глазами тут же появлялось её лицо. Её губы и… Джервис набрал в грудь больше воздуха и выдохнул. Обычно это помогало. Не всегда, правда. Хотел он того или нет, но не думать о Селине Кайл было просто невозможно.
Тетч погасил свет и вышел из квартиры, закрыв дверь. Длинные коридоры жилого пятизвездочного комплекса, аккуратные ковры, нигде не пылинки. Ему нельзя всё это. Ему нельзя быть влюблённым. Потому что слишком это близко к тем стенам, за которыми неизбежно ждут разочарование, боль, а потом смерть. Он переживал это слишком много раз, чтобы в свои тридцать с лишним ещё во что-то верить или на что-то надеяться. Он не хотел больше никаких привязанностей, ему нравилось его одиночество. Это безопасно, быть одному. Это полезно, быть одному. Это очень продуктивно – быть одному. Расчётливый разум полагает, что любое влечение, влюблённость или, того хуже, любовь, не позволят ему быть прежним. Но как он ни пытается бороться со своим собственным сердцем, становиться только хуже.
Он взял с собой ультрабук. Смена обстановки всегда способствует новым мыслям и свежему взгляду на работу. Глядишь, насытив желудок, он найдёт более быстрые решения своих задач. А сама работа не даст мозгу быть засорённому чувствами. Его столик всегда свободен. В один из первых вечеров Том, показавший ему это место, протянул официанту какую-то, судя по всему, крупную банкноту, а может быть и несколько, и с того момента Тетча всегда радостно встречают и бронируют его столик по умолчанию. Чечевичный суп и курица с овощами на огне, с дымком – его обычный заказ. Это обслуживающий персонал тоже успел выучить и потому интересовались лишь выбором напитка. Сегодня Джервис не сумел придумать ничего лучше, чем лимонная вода со льдом. Расслабляться алкоголем было рано, а на что-то более оригинальное не хватило замороченной работой фантазии.
В ожидании заказа Тетч снова открыл ультрабук и уставился на вновь раскрывшиеся файлы. Потом облокотился о стол и закрыл лицо ладонями. «Надо было попросить черри-бренди» - насмешливо мелькнуло в голове. В груди,  в районе солнечного сплетения, сладко заныло чувство предвкушения. Эмоции вырвались, ускользнув из цепких лап бесчувственного разума, и бросились врассыпную, убегая прочь по кровотокам, мышцам, коже. Он отчётливо вспомнил её. То, как держал её, как целовал и не хотел отпускать. Семь долгих, изнурительных дней в полном одиночестве. И почему оно, всегда такое спасительное, освобождающее, теперь стало невыносимым грузом?
-- Прошу прощения... – раздалось откуда-то со стороны - Я заметила у вас ноутбук, и подумала, что вы можете знать пароль от местного wi-fi. Не поделитесь тайным знанием?
Джервис убрал руки от лица и, не глядя, взял со стола салфетку, вынул ручку из нагрудного кармана.
-- Да-да, конечно, - нахмурившись, ответил он, выводя код, одновременно пытаясь избавиться от назойливых воспоминаний. – Вот, возьмите, - по-прежнему не глядя, он протянул салфетку на другой конец стола.
Но, спустя несколько секунд ощущение чужого присутствия не исчезло, и Джервис понял, что обратившийся к нему человек всё ещё стоит рядом.
-- Что-то не так? – спросил он и поднял, наконец, голову, заглядывая в смотрящее на него лицо.
Её глаза он узнал не сразу. Чтобы увидеть в ней её, нужно было смотреть пристальнее обывательской незаинтересованности. Осознание отразилось на его лице, и Джервис медленно поднялся на ноги, не спуская с неё глаз. Равносильно, как взглянуть на оборотную сторону луны – туда, куда ещё никто не заглядывал. Увидеть что-то, что не дано никому, но вдруг, по каким-то таинственным причинам, милостивому благоволению, стало открыто для тебя. Эмоции вернулись к нему в полной мере и снова заполонили собой всё его существо. Она была другой, чем тогда: она была намного прекраснее.
-- Селина, - прошептал он, и его лицо озарилось радостным светом.

+1

4

Soundtrack: James Arthur – Recovery
Клочок бумаги, несколько букв, нацарапанных ручкой по хрупкой белой салфетке. Селина едва бросила на него взгляд, машинально протянула руку, положив кончики пальцев на край салфетки. Она смотрела на него, не отрываясь, и чувствовала, как прокатывается по телу волна подзабытых за неделю воспоминаний, волнительных ощущений гениальной недоступности, непредсказуемости. Она уже забыла, какого это - быть зависимой, нуждаться в чем-то от кого-то. Одиночество стало ее спутником, ее свободой, и если ей что-то было нужно, она просто забирала это, выкрадывала из чужой жизни, закрывая глаза на то, что все, что у нее есть, собрано из чего-то чужого. А его так взять не удалось, он не побежал за ней, едва наманикюренный пальчик поманил его, а мягкие красные губы призывно улыбнулись. Он мог спасти ее, помочь ей, и мог дать куда больше, чем нужная ей программа. Сейчас она уже не сомневалась - она хотела этого, хотела большего, даже если для этого нужно будет привыкнуть к очередной маске девушки, которая может ему понравится.
Джервис не поднимал глаз, она склонила голову на бок, с улыбкой наблюдая за ним. Висящие на стене часы тихо отбивали секунды, Селина не меняла положения. Тот, кто умеет ждать, всегда будет вознагражден.
- Что-то не так?
Их глаза встретились. Она молчала, наблюдая, как приходит к нему понимание, как меняется лицо, из которого уходит напряжение, которое окрашивается радостью.
- Селина, - совершенно другие интонации, совершенно другой голос. Селина жила в мире масок, она умела в секунду снимать каждую из своих, мгновенно подменяя ее другой. Она могла быть чертовски соблазнительной, а в следующее мгновение - кроткой и нежной. Она умела быть жестокой и властной, легко меняя это амплуа не нечто беззащитное, слабое, легкое... И это мешало ей верить в лица, которые она видит. Маска или искренность? Правда или ложь? Глаза лгут виртуознее всего, но они же первыми и сдаются. В глазах Тетча лжи не мелькало, как она ее не ждала...
- Здравствуй, Джервис. Я отвлекла тебя от ужина, прости... Здесь мило. Пожалуй, нужно приучить себя входить через двери и смотреть по сторонам, иначе можно проскочить такие симпатичные заведения. Ты не будешь против, если я присоединюсь? Смертельно голодна, как зверь, - она улыбнулась, говоря негромко, легко, в непривычном для ее речи среднем темпе. Кошки способны подражать тысячам звуков, но Китти предпочитала два: резкий, уверенный, быстрый и четкий говор, которым пользовалась при общении с криминалом, и зомбирующий, глубокий, томный, медленный и тихий голос, специально предназначенный для будущих ее спонсоров. И у того, и у другого не было ничего общего с обычной, привычной речью девушки, которой она была сейчас. Селина опустилась на стул рядом, скрестила ноги в щиколотках, пододвинула к себе салфетку с паролем, наконец-то удостоив его вниманием.
- Довольно банально. Ты спрашивал его у официантов или взламывал? Тут можно было угадать перебором с третьей попытки, - доверительно, лишь капельку льстиво спросила она. Удивительно, но она чувствовала непривычное волнение, приятный, щекочущий дискомфорт молодых девчонок, впервые идущих на свидание с мальчиками, которые им нравятся. У них впереди было будущее, был опыт, время, за которое они узнают, как заполучить тех, кто пришелся по душе. Они еще не успели разочароваться в одинаковости и предсказуемости лиц мужского пола. Они еще не вбили себе в голову, что могут все... У Селины это все уже было позади, хотя она была еще очень молода. Бывают моменты, когда тебе 26, а чувствуешь себя на 62... Особенно, если число крупных краж, записанных за твоей персоной, уже перешло за сотню. Особенно, если венчает эту гору краж одно убийство. Особенно, если ты на своем опыте узнала, что сенаторы, прокуроры, офицеры полиции, наркобароны, и банкиры, на самом деле совершенно ничем друг от друга не отличаются.
Китти открыла страничку меню, бегло пробежалась по нему глазами. Буквы путались, не позволяя собрать себя в слова, и ей все тяжелее удавалось быть обычной. Они сидели достаточно близко, чтобы Селина чувствовала его запах, и этот запах манил ее, дразнил, выдергивал из памяти тепло его рук на собственной талии, вкус губ, сияние оставшихся после душа капель воды на плечах... Она вдохнула поглубже, заставляя себя собраться.
- М-м. Посоветуешь что-нибудь? Что-то я сегодня даже с банальным выбором блюда не могу справиться.
Непозволительное проявление слабости. Так можно делать, когда пытаешься заставить мужчину чувствовать себя суперменом, но этот мужчина прекрасно знает, что Кошка - не нежная овечка. Но как же иногда хочется наплевать на собственное амплуа и быть просто девушкой!

+1

5

Он сел только после неё. Наблюдал за каждым её движением, точнее ловил, выслеживал, старался не пропустить ни одного, интуитивно, мысленно, бережно откладывая каждое из них, чтобы сохранить в памяти и по крупицам воссоздавать, когда закончится это видение. Всё в ней он будто бы уже видел, и одновременно смотрел, как в первый раз. Тонкие запястья, бледноватая кожа на руках. Длинные хрупкие пальцы, держащие меню. Карие глаза-бездны смотрят пристально в набранный текст, и, кажется, ничего не видят. Она спокойна или волнуется? Она хотела сюда прийти или сделала это только ради программы? Без безумных каблуков, обтягивающего костюма, и маски она была такой другой. Она была чуточку беззащитной, немного менее идеальной – он пытался найти правильные определения своим мыслям – она была как мифическая богиня из страшных сказок древнего города, которая вдруг превратилась в обычную женщину. Больше не недосягаемая, уже не недостижимая – простая смертная. Такая, которую он мог бы любить ещё сильнее.
Любить… Джервис медленно выдохнул и улыбнулся.
-- Здесь очень вкусное ризотто, - негромко проговорил он, продолжая смотреть на неё и больше ничего вокруг не замечать.
Наверное, это не слишком прилично. Но как иначе? Она так внезапно вошла в его жизнь, что мешает ей так же из неё исчезнуть? Официанты сообразили всё без слов – Элиот был прав, обслуживание здесь действительно первоклассное. Они принесли приборы на двоих и вежливо поинтересовались, что будет заказывать леди. Тетч бросил на одного из них только один короткий взгляд. Странно, но наличие третьего человека его даже не смутило. Он просто отвёл взгляд куда-то в сторону, пока Селина перечисляла выбранные ею блюда. Он думал о том, как удержать её. Он всё ещё не знал наверняка, зачем она пришла: за программой или за ним? Что если её интерес чисто деловой и она пришла ради сохранности и выполнения их сделки? Что ж, тогда она будет приходить до тех пор, пока он не отдаст ей «Чистый лист». Наверное…
Мозг внезапно отказался просчитывать вероятности. Слишком уютная атмосфера для этого, слишком много полумрака вокруг. Слишком прекрасная женщина сидит рядом. Как мало банальностей нужно одинокому мужчине, чтобы забыть, как думать головой! И внезапно в эту опустевшую или затормозившую мыслительный процесс голову пришёл вопрос: а зачем он позвал её? Он снова вспомнил тот момент неделю назад в его квартире. Те чувства, те эмоции – они возродились, вернулись из прошлого уже не просто воспоминаниями, а совершенно реальные и ничуть не забытые. Реальнее самой реальности, важнее любых обязанностей и обещаний. И хрупкие под угрозой исчезновения. Он позвал её тогда, чтобы вернуть. Он не думал, что будет дальше. Он просто хотел удержать её вот таким глупым способом. Пусть хотя бы чисто деловым, зато она здесь и сейчас сидит рядом и ждёт свой заказ. Если она пришла лишь ради «Чистого листа», то он придумает тысячу причин увидеться с ней снова. А если нет… то будь, что будет.
Джервис улыбнулся. Ему вдруг представилось, как обычная девушка Селина просыпается утром и смотрит на открывающийся в окне вид. Задаётся вопросом, сколько сейчас времени и пытается вспомнить, снилось ли ей что-нибудь. А потом встаёт на ноги, поправляя взъерошенные во сне волосы, и уходит из комнаты, ступая босыми ступнями по гладкому полу. Тетч скрестил руки и облокотился ими о стол, глядя Селине в лицо.
-- Я так рад, что ты пришла, - просто и искренне проговорил он то, что было у него на сердце. – Тебе очень хорошо без маски.

+1

6

Сторонний щебет, будто и вовсе не свой голос, будто и не свои слова. Она вошла в роль, роль давно забытой себя. Роль девушки, которую можно полюбить, и которую можно не бояться. Не хищницы, не опасной воровки и убийцы, расчетливой и хладнокровной. Не преступного... Даже нет, не воровского гения, с непостижимой грациозностью, хитростью и лукавством выкрадывающего то, что тебе было дороже всего на свете. Она чувствовала себя девушкой, которая может расстроиться, если сломает каблук, и упадет в обморок, если порежется. Когда-то, неизмеримо давно, она была такой, но сейчас... Нет. Это была маска, хорошо подготовленная талантливой актрисой маска. Настоящая Селина Кайл стояла на парапете небоскреба, бесстрашно заглядывая в бездну безумного Готэма, и сжимала в ладонях хлесткую плеть. Ее узкие кошачьи зрачки внимательно следили за тем, как легкомысленное альтер-эго щебечет в приятном мужском обществе, держа эту пташку на привязи, каждое мгновение готовясь поддернуть ее назад, напомнить, кто, что, и для чего делает...

Селина легким движением отбросила волосы, убирая с лица непослушные рассыпчатые пряди. Роль давалась ей легко, приятно, она улыбнулась официанту, заказывая упомянутое Тетчем ризотто и бокал белого вина. Ее лишь на секунду остановил выразительный взгляд официанта. Китти бросила короткий взгляд на стоящую перед ее спутником лимонную водичку, чуть наклонила голову, заговорщически подмигнула своему невольному сообщнику, одними губами прошептав: "Тогда два бокала".
Джервис был гением, а гении заслуживали право иметь свои маленькие странности. Он казался ей удивительной, взрывоопасной смесью ума и наивности, и этот невообразимый коктейль привлекал Кошку сильнее, чем блеск любого из бриллиантов. Девушка отдала меню официанту, повернулась к Джервису, уже готовая задать новый вопрос для великосветской, приличной, никак не касающейся криминала беседы. Только вот гении любят вносить свои коррективы в планы.
Внезапная улыбка выбила почву у нее из под ног. Когда живешь в мире масок, когда не можешь поверить ни единому слову, которое произносится вокруг тебя, невольно учишься ловить эмоции, сквозящие во взгляде, и ценить их искренность. В чистых, светлых глазах Тетча сквозило искреннее расположение, искренняя радость. Наверное, такими глазами он смотрел на родителей, принимая из их рук давно желанный рождественский подарок: какой-нибудь набор юного химика или первый паяльник, еще дешевый, с грубым, толстым кончиком. Потом его игрушки станут дороже, потом ему понадобятся для своих экспериментов могущественные спонсоры. Селина склонила голову на бок, смотря на лицо сидящего рядом с ней человека, и впервые задумалась о том, чем живут гениальные программисты. Жилье его было шикарным, покровители, безусловно, могущественными. Она уже знала это, она уже заглядывала в пасть этому льву, когда приходила к нему в первый раз. И все же челюсть не сомкнулась... Все же ей удалось ускользнуть, и даже вернуться сейчас, ничем не рискуя. Кто и как использует твой гений, Джервис Тетч, что тебе позволены такие сомнительные развлечения, как свидания с первыми воровками побережья?
- Я так рад, что ты пришла, - услышала она его голос, заставивший ее отвлечься от своих мыслей. Она расслышала привычные (и когда успела запомнить!) нотки, она уже познакомилась с этими интонациями. Тогда она была другой. Тогда ее губы пахли черри-бренди, и она была желанна совсем другим образом, совсем другой страстью. Тогда сталь ее умопомрачительных каблуков заменяла все имеющиеся в комплекте благодетели.
- Тебе очень хорошо без маски.
- Чщщ... Милый, кто же говорит о таком в таких людных местах, - шепнула она, прижав тонкий палец в губам и озорно оглядываясь по сторонам, будто действительно боялась, что их могут услышать, - В маске мне спокойнее, но когда она не со мной - ее лучше не вспоминать. Это как злой демон-хранитель. Он спасет тебе жизнь, когда ты нуждаешься в его помощи, и украдет твою душу, если ты вызовешь его просто так, без повода... Всуе.
Селина улыбнулась, прогоняя мрачные мысли. Сегодня ее губы были не кроваво-красными, сегодня она была куда более невинной и земной. Какая кошка тебе больше по вкусу, Джервис?
Принесли вино. Селина взяла один из бокалов, приподняла его, готовясь сказать тост, который хотела бы сделать девизом сегодняшнего вечера.
- Давай поиграем в будущее. Ничего нет за спиной, ничто не тянет нас назад, никакой работы, никаких потерь. Просто один ужин, одна чашка кофе... Как я и обещала.
Их договор она все еще помнила. Все-таки затянутая в кевлар воительница все же смотрела на нее с высоты, напоминала, кто она на самом деле, и зачем она здесь. Удивительно, но с каждой минутой ей хотелось прятаться от самой себя все дальше, все отчаяннее хотелось верить в собственные слова. Прошлого нет. Есть уютная траттория, два бокала итальянского вина, и одна пара. Мужчина и женщина, которые захотели увидеть друг в друге чуть больше, чем то, чем они казались всем остальным.
[AVA]http://jenevra-img.ucoz.ru/gotham/sel1.jpg[/AVA]

+1

7

Джервис улыбнулся, и, взяв свой бокал, слегка ударил им об её фужер. Красивый стройный хрустальный звон достиг их ушей, слышимый только ими. Тонкая еле уловимая мелодия в знак их игры в будущее. Инженер пригубил вино. Сладкий игривый вкус приятно заполнил всю полость рта, сбегая по глотке горячими потоками.
-- Сыграем, - негромко ответил Тетч, и, закрыв ноутбук, убрал его вниз на диван. Ещё один глоток вина и повторный взгляд в глубину бархатных глаз. – В этом будущем я простой работник, скажем, в компании Брюса Уэйна или в здешнем филиале Оливера Куинна. А ты, - он задумался на секунду, по привычке чуть поджимая губы, - ты борец за права животных. Диких кошек. Очень привлекательный борец, поэтому тебе почти никогда не отказывают в субсидиях. Не знаю, при каких обстоятельствах мы познакомились, но я до сих пор чувствую себя как во сне. И всё думаю, чем же я заслужил внимание столь красивой женщины. – Джервис замолчал, улыбаясь губами. Сейчас Селина была первой женщиной в жизни Тетча, которой он сказал столько неловкой правды за полминуты. Но отчего-то это его совсем не пугало. Сегодня он был свободен рядом с ней, свободен от самого себя. Практически полностью. И это чувство было безумно упоительным. – И знаешь, если в этом будущем я тебе совсем не интересен кроме каких-то чисто деловых причин, я не знаю, что мне делать. Потому что в этом будущем я… - Джервис снова замолчал. Она смотрела на него, своими глубинными глазами. Смотрела пристально и не мешала говорить. Стоит ли говорить ей всё? Стоит ли бы откровенным? Это опасно или нет? А если не сейчас, то когда всё это делать? Ему ещё представиться в жизни такой шанс, а? – Потому что в этом будущем, - продолжил он еле слышно, - я впервые чувствую себя счастливым за очень, очень много лет. – Улыбка Тетча померкла. Он опустил бокал на стол, не выпуская его, и крепко сжал, будто хрупкий кусок хрусталя мог придавать ему сил. – Мне бы не хотелось испортить этот вечер. Но ведь это игра. А в рамках игры говорить правду намного проще. В игре ведь можно всё, верно? Я плохо понимаю, что я делаю. Знаешь, когда я представлял себе эту встречу, я говорил другие слова, определённо, - он ухмыльнулся. – Но я хочу, чтобы ты знала: возможно ли что-то между нами или нет, игра это или не игра, я очень рад, что это происходит. – Джервис вздохнул и добавил: - Я уже очень давно не верю в счастье, Селина. Но ты первая, кто заставляет меня сомневаться в моих убеждениях.

+1


Вы здесь » THE DARK KNIGHT | GOTHAM RISES » Flashback » Запах Женщины