THE DARK KNIGHT | GOTHAM RISES

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE DARK KNIGHT | GOTHAM RISES » Flashback » Let's put a smile on their faces.


Let's put a smile on their faces.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время и место:
28 ноября 2012 года; строительная площадка на Западе Готэма; час ночи

Описание:

Смешное спасает от трагического, а вот трагическое от смешного не спасает.
Э. М. Ремарк


Персонажи:
Joseph Kerr & Harleen Quinzel

0

2

Внешний вид

Даже осень в Готэме была неправильною и Харлин поплотнее закуталась в манто, когда садилась в машину.
По автомобилю барабанил монотонный серый дождь, смешанный со снегом, который превращал не без того лишенный красок город в некое подобие серых исполинов, нагроможденных на крошечном пятачке, тонувшем в смоге и тумане. Впереди город ждала зима, возможно даже снежная, но мисс Куинзел этим дождливым промозглым вечером, или уже ночью если судить по маленьким золотым часикам на запястье, не особо была приятна эта мысль.
В последнее время жизнь вокруг нее закрутилась с невероятной скоростью и девушка наслаждалась даже отдаленными раскатами грома над своею головою, которые глухо доносились сквозь укрепленное стекло черного "мерседеса", уносившего богатую наследницу многомиллионного состояния прочь из центра к благодатным районам старинных особняков. Да, этим вечером она могла бы вернуться в готэмскую квартиру, огромный просторный пентхаус в одной из новостроек, но за эти две недели, что блондинка провела в городе, занимаясь проблемными участками, которые они переоформляли, ей показалось, что с того дня, когда она нормально спала и могла позволить себе просто поваляться с книгою на диване прошлая целая вечность, хотя с другой стороны это погружение в дела матери и семьи в какой-то мере возвращала Харли чувство собственной важности. Она не отменяла своего посещения Аркхэма и демон с красными губами вновь явился Сесилии, теперь уже с новыми силами -  вся эта суматоха,ее преданность делу, вселявшая уважение коллег и старших партнеров в молодую Куинзел, имела своим источником эгоистичное желание иметь тем для разговора с Сесилией. Парадоксально, но светская львица не оставляла дела только лишь на советников и управляющих, периодически с упоением занимаясь продвижением своего детища, делая посильный вклад в собственное дело, используя не только свой ум, но и свое тело, свой талант, свое обаяние для этих нужд. И вот теперь настала очередь самой неподходящей по мнению мисс Хэверстворт, ее приемной дочери и Харлин Куинзел по словам многочисленных готэмских воротил, выглядела не менее убедительно, говоря о ценах на аренду, на землю, о планах и инженерных решениях. Все это было в новинку для молодой девушки, но но Харлин вцепилась в эту идею, в это чувство значимости и превосходства над матерью, проводя чертову кучу времени за этими отчетами, книгами, таблицами  сводками ночи и дни напролет, отдаляясь от любой рутины или маленьких слабостей.
И вот теперь, вглядываясь в огни мелькавшие за затемненным стеклом, девушка с усталостью думала о том, как мало она спала в последнее время. Нет, она не жаловалась на происходившие перемены, но когда адреналин отступал, она каждою клеточкою тела ощущала как усталость пронизывала ее. Следя за тем, как таяли огни уличных фонарей в дождевых каплях девушка задумалась еще и о том, что в последнее время стало чаще гложить ее, чего прежде никогда не встречалось в ее жизни "до": Харлин как никогда прежде ощутила что была совершенно одинока. Отчим давно жил своею жизнью, друзей оставалось все меньше, а о том, что бы завести кого в среде готэмской "золотой молодежи" и речи быть не могло с той степенью цинизма и испорченности, что гнездилась в  этих людях. Майк же давно исчез из ее жизни, да и по правде говоря, его сестра не была бы так уж рада, если бы сводный братишка внезапно прописался в ее жизни вновь со всеми своими терзаниями, потерями, проблемами и нерешенными проблемами. И что тогда оставалось? От этой мысли даже  ей становилось не по себе, но едва только ее мысли вернулись к этому, Харли заставила себя оставить это. Какие отношения, чувства, ведь более дисфункционального человека, чем она, сейчас сложно было бы найти в Готэме да и за чем ей все?  Мисс Кунизел порою спала всю дорогу до дома, а затем всю дорогу в город, когда ехала обратно, она не расставалась с телефоном и постоянно была чем-то отвлечена. Ее жизнь была теперь подчинена другим правилами простое желание что бы кто-то ждал тебя вечерами дома с бокалом вина и перспектива не очередной одинокой ночи в холодной постели казалась настоящей несуразицей в свете того, что ты засыпаешь, едва голова касалась подушки, совершенно не вписывалось в этот стройный ряд - увы, еще одного часа в сутках для любви Харлин изобрести не могла. Особенно, если говорить об отношениях..
Откинувшись на кожаный подголовник, блондинка тяжело вздохнула и закрыла глаза. Что ж, мечтать не вредно, особенно во сне..

- Дейв! Дейв, какого черта тут происходит?! Дейв!
Она отчаянно колотила ладонями по опущенной перегородке между основным салоном и местом водителя, но парень, которого вытащили с переднего сидения неизвестные ей люди, не отвечал. Они повернули слишком рано и эта резкая смена курса вырвала Харли из теплых объятий дремы. Но когда она попыталась задать вопрос водителю, оказалось, что система управления, доступная ей в салоне, была заблокирована, а Дейв, уже четвертый месяц работавший на нее в качестве водителя и заменивший сегодня Томаса, который обычно сопровождал свою хозяйку на подобные мероприятия и оберегал ее, сегодня был болен и не смотря на его отчаянные уговоры взять его, Харлин оставила его в не особо  приятных обьтьях  гриппа. Что ж, видимо, действительно зря, потому что последние, что успела увидеть девушка. прежде чем пассажирское стекло с ее стороны разлетелось в дребезг, осыпая ее дождем из осколков, было виноватое лиц ее водителя, которого просто отшвырнули в строну. А раз он был жив, догадалась мисс Куинзел, то вся так нервозность, которая сопровождала парня последние две недели, имела под собою куда более реальные основания и более низменные мотивы. Но увы, уже было слишком поздно и ее отчаянный крик заглушил все остальные мысли.
Следующее, что она увидела было лоснящееся от дождя лицо мерзкого вида мужчины, остервенело вырвавшего Харлин Куинзел из салона и швырнувшего ее в руки своего понедельника.
- Доброго вечера, куколка, - оскалился он и ухмыльнулся, осматривая одетую в вечернее платье  ошарашенную девушку. Роскошное колье маняще сверкало на груди и грешным делом она решила, что это ограбление. Изучающий взгляд верзилы на какую-то долю секунды задержался на игре света в камнях, но затем она посмотрел ей прямо в глаза и улыбка его стала еще более зловещей.
- Что ж, судя по камешкам, мы не прогадали. Парни, скажем спасибо Дейву за наводку, его хозяйка действительно та еще богатая сучка. Добро пожаловать..

Грубые мужские пальцы больно впились в предплечья и учитывая, что они не потянулись к груди, то до ее встряхнувшегося сознания наконец  дошло - это было похищение. Что ж, и Харли остервенело хлестнула главаря взглядом, это было не самой лучшей перспективою, потому что врядли сейчас найдется в Готэме тот, кто решит заплатить за нее. А пока они будут ждать.. Не нужно было быть семи пядей во лбу, достаточно было просто было хоть раз соприкоснуться с тем сбродом, которым кишело дно города, что Харлин осознала что ее ждало. Липкий взгляд кого-то третьего с другой стороны машины, остановившейся в темном переулке или где-то на стройке, свидетельствовал о том, что догадка ее была верна.
Вот тебе и не одинокая ночь в холодной постели..
- Что вам нужно? - прошипела она, все еще надеясь переиграть ситуацию, но это была жалкая попытка, потому что интуиция подсказывала девушке, что наверняка ей не удастся перебить поставленную преступниками планку.
- Я заплачу бол.. - но ее слова прервал один четкий, но сильный удар по скуле, заставивший Харлин умолкнуть на полуслове и содрогнуться от боли.
- Заткнись, детка, - презрительно бросил вытащивший ее из салона мужчина и сплюнул на мокрый асфальт.
- Помалкивай и останешься цела. Почти вся..

Отредактировано Harleen Quinzel (2014-05-18 01:36:35)

0

3

Soundtrack

Внешний вид

В этом безумном городе не всегда пасмурно. По крайней мере, на душе. В этом безумном городе, как ни в одном другом можно обрести силу подниматься над всеми невзгодами и лишениями, и, с улыбкой на устах, устремить взгляд ввысь, минуя упрямо пытавшиеся дотянуться до небес вавилонские башни и слепящий их слепые амбиции плотный чёрно-серый полог туч. По крайней мере, осознать такую возможность. И не важно, что идёт дождь со снегом и всё норовит забраться за шиворот. Не важно, что низкие температуры поздней осени покусывают пальцы даже сквозь перчатки. На душе всё равно может быть легко и радостно. Просто потому что легко и радостно.
С таким настроением он обнаружил самого себя ещё утром. Около часа пытался понять, чем оно обосновано, а потом просто наслаждался. Промозглая, омерзительная, грязная погода в лучших гадких традициях Готэм-Сити отчего-то нагоняла на него сладкое ощущение предчувствия чего-то необычного и приятного. Словно в конце этого дня его ждало какое-то маленькое, но оттого не менее прекрасное событие. Мадэк ушёл и не вернулся три дня назад. И скорее всего это означало, что он будет отсутствовать ещё пару-тройку недель. Джокер, как и всегда, не стал терять время и уже наметил себе несколько новых целей. Небольшая предпраздничная подборка. К тому же, помимо них, вырисовывалась, возможно, весьма любопытная перспектива, каким-то образом связанная с давно не функционирующей химической фабрикой. Работа предстояла долгая и кропотливая, и это тоже приносило ему радость. Он любил процесс достижения цели не меньше, чем саму достигнутую цель. А вчера совершенно случайно узнал о готовящемся покушении на какую-то богатенькую дамочку. Мелкие мафиозные шайки или, точнее околомафиозные, которые мечтаю совершить значимое дело, чтобы попасть, наконец, в блистательные ряды настоящих гангстеров. Это всегда забавно. Каким безмерным бывает удивление на их лицах, когда уже почти сработавший план начинает нестись в бездну, подобно поезду на сломанном мосту, когда в игре появляется такой жизнерадостный участник, как он! Уже очень поздно, он идёт по пустым улицам. Одет как всегда во всё чёрное, только на этот раз более презентабельно: толстовка сменилась на длинное шерстяное двубортное пальто, на смену старым ботинкам пришли более новые и в них он по-прежнему заправляет чёрные джинсы; из-под пальто виднеется тёмно-синяя рубаха с тёмно-фиолетовый галстук; ворот пальто поднят в попытке защитить шею от мокрого снега, на руках привычные чёрные перчатки, а на голову нахлобучена шляпа. Это вошло у него в традицию: по возможности выглядеть более аккуратно в зимний праздничный сезон между Днём благодарения и Рождеством. И пусть сегодняшняя ночь не совсем свободна, ему это не помешает. Душа просит – снег идёт!
Через пару переулков он заметил испачканный готэмской грязью тёмно-фиолетовый Ауди. Разбил стекло, отключил сигнализацию и угнал. Ветер дул навстречу, и холодные снежинки-иглы впивались в щёки. Он вёл легко, придерживая руль одной рукой, положив вторую на бортик выбитого им окна. В зеркальце над головой отражается выбеленное гримом лицо, чёрные глаза и кровавр-красный, неестественный рот. А ветер всё дует, наполняя лёгкие морозным привкусом, развевая светлые волосы. Надо будет придумать что-нибудь и с ними, с его спутанными намокшими локонами. Может, и их во что-нибудь раскрасить?
Конечно же, он знал, куда ехать. Он всегда детально готовился к своим операциям: их номера, марки их маши, пункт отбытия. Он держался на достаточном расстоянии, чтобы не быть замеченным. Их чёрный авто уверенно двигался через тьму и мельтешащий снег, торопясь к своей заветной цели. На мгновение он пожалел, что разбил стекло: настроение было по-прежнему превосходным и так и тянуло включить музыку.
Когда на горизонте показалась стройка, Джокер разочаровался в банальности преступного плана. Насмотрелись гангстерских фильмов, может, ещё и выкуп будут просить? Одна надежда на то, что птичку для своей клетки они выбрали перспективную. Убийца оставил машину за три дома до пункта назначения и двинулся к нему пешком. Через тридцать шагов его обогнал лимузин, чьё появление здесь было бы крайне удивительным, если не знать о приготовленной засаде. Подкупили кого-то в окружении «птички». Или заслали своего. Неоригинально, но действенно.
Мощные стальные сваи, держащие на своих плечах каркас дома, покрылись лёгкой изморозью. Тут и там стояли обозы с кирпичами, выгруженные стопочкой плиты, бетономешалки и прочая нужная для строительного дела утварь. В высоте светили мертвыми огнями прожекторы, которые должны были оберегать стройку от таких гостей, которые её посетили. Местные не связывались с преступностью, себе дороже. Пусть уж лучше разберутся между собой и уйдут на утро. Джокер не спеша приближался к группе сгрудившихся вокруг двух машин людей. Всего шесть человек: четыре бандита и две жертвы. Обе жертвы захвачены и находятся буквально в руках похитителей: мужчина в костюме шофера и женщина в длинном дорогом платье. И первый, как ни крути, не нужен. Никому. Если он просто жертва, то шоферов из плена ещё никто никогда не выкупал. А если предатель, то ему бы следовало понять раньше, что в Готэм-Сити никто никогда ни с кем не делится и не выполняет условий сделки. Так и получилось: после нескольких грубых хохочущих фраз, адресованных женщине, главарь развернулся и выстрелил. Чёрно-белый костюм шофера окрасился багрянцем, и бездыханное тело рухнуло на свежевыпавший снег.
Джокер подошёл на достаточное расстояние, спрятавшись за одной из уже выложенных кирпичом стен, прямо за спиной того, кто только что удерживал труп водителя лимузина. Рука нащупала холодную сталь лома, который, как известно, безотказен всегда и везде. Зелёные глаза присмотрелись к женщине. И тут же он нашёл объяснение приподнятому настроению. Вот оно, его воплотившееся в соблазнительный образ предвкушение. И пусть на её бледном личике страх мешался с гневом, она по-прежнему была хороша. Выяснить, кто она, не составило особого труда, как он и предполагал. Её родня, если их можно было таковыми назвать, были лицами популярными, общественными и оттого биография их никем не скрывалась. Трагическая история девочки-сиротки, ставшей ныне успешной богачкой. И, надо же, такая нелепость в виде готэмской преступности! Мелкой преступности. Мелкой и совершенно никчёмной. Потому как настоящая готэмская преступность уже повстречалась ей ранее на чердаке её старого разваливающегося дома.
Что ж, пора действовать. Времени мало, сейчас они затолкают её в свой тесный BNW и отправятся к более сухим территориям.
Выскользнув из-за стены, Джокер размахнулся и ударил стоящего к нему спиной преступника по голове. Послышался хруст костей и тот замертво завалился на бок.
-- Фред! – крикнул тот, в чьих руках была Харлин.
Двое других обернулись и открыли пальбу. Зажав рот женщине, преступник потянул её к машине, пригибаясь, опасаясь ответного огня, однако не втащил внутрь, а лишь прильнул с ней к дверце. Джокер ловко ушёл от пуль за длинным корпусом лимузина и пули со свистом отрекошетили, оглашая стройку пронзительным эхом.
-- Майки, глянь! – рявкнул главарь и Майки, выставив вперёд руку с кольтом, неуверенным шагом двинулся обходить лимузин.
Он не успел ничего толком понять, как кто-то сильно ударил его снизу куском тяжёлого железа. Майки запрокинул голову, выпуская из пальцев пистолет, и почувствовал, как некто отбирает его оружие, как конфету у ребёнка. Осознать всю суть произошедшего ему было не суждено: мир померк после того, как в него выстрелил его же кольт.
Главарь выпустил пять пуль в то место и всё бес толку.
-- Босс, надо убираться! – крикнул бандит, продолжая стискивать Харлин так крепко, словно руки его были из стали.
Тот на мгновение отвлёкся на него, а когда опомнился, увидел человека в пальто и шляпе. Прожекторы осветили пол лица, видневшиеся из-под неё, и главарь понял, что ему улыбаются как-то неестественно и уродливо. Он что-то слышал о таких шрамах и в этот момент вдруг вспомнил об этом. Мысль оказалась роковой: человек в шляпе держал его на мушке и выстрелил первым. Пуля прошла сквозь голову и сотни мелких капель крови смешались с падающим снегом.
-- Брось пушку или я убью её! – завопил последний, поднимаясь на ноги вместе с Харлин.
Одной рукой он стискивал её лицо, а второй приставил к виску пистолет. Джокер замер, оценивая ситуацию, молча наблюдая за действиями противника.
-- Брось пушку, я сказал! – истошно закричал тот.
Джокер медленно опустил руку, одновременно приподнимая голову, так, чтобы прожекторы осветили всё его лицо. Глаза бандита расширились – что-то шевельнулось и в его памяти. Чудовищные шрамы заворожили подрагивающие от страха зрачки, и убийца резко вскинул руку, нажав на курок. Выстрел пришёлся в руку, ту, что держала пистолет. Мужчина взвыл, выпуская Харлин, и, как только та дёрнулась в сторону, Джокер выстрелил снова. Последняя пуля прошла сквозь голову через глаз. Крик оборвался, и преступник упал замертво, заканчивая узор распластавшихся бездыханных тел.
Джокер опустил руку с кольтом, на этот раз по-настоящему. Пистолет отправился в карман пальто. Убийца радостно улыбнулся, и напомаженные красным шрамы поползли по выбеленным щекам, а зелёные глаза блеснули в кругах чёрной краски.
-- Доброй ночи, леди Квинзел, - вкрадчиво проговорил он, приветственно приподняв шляпу. – Прости, никак не мог навестить тебя. Но, как видно, лучше вовремя, чем раньше. – Джокер подошёл к ней и протянул ей руку, чтобы помочь подняться с холодной земли. – Харлин Квинзел. Харли Квинн. Никто не называл тебя так?

Отредактировано Joseph Kerr (2014-06-08 12:26:57)

+2

4

Снег казался таким же липким, как и кровь. Ослепительная, такою она всегда казалась Харилин, перекликаясь с безупречными алыми губами, которые пугали сознание ее матери, загоняя Сесилию все глубже в сумерки подсознания. А теперь Харли сама, своими глазами видела, как широким веером тяжелые капли живительной влаги рассыпались по мерзкой грязи и девушка полным ужаса и недоумения глазами оцепенело следила за тем, как еще теплое, еще трепещущее тело нападавшего медленно (как ей казалось) падало в эту самое месиво, неясное, но пугающее. Нет, она не закрыла глаз, не отвела взгляда, упираясь оной ладонью во влажный асфальт, а другою прикрывая искривленный в немом крики рот.
Когда смерть оказывается не абстрактным явлением, а вполне явным, почти живым существом, то вся твоя бравада сходит на нет, заставляя поминать Господа и Дьявола с одинаковой частотою и заставляя себя одновременно время верить и не верить в происходящее. Мисс Куинзел до этого мгновения казалось, что она знает о смерти многое, но когда простреленный затылок преступника гулко стукнулся об асфальт и темнеющая глазница устремила взгляд в бесконечно темное готэмское небо, только тогда девушка осознала, что то, что только произошло было настоящим, не вымышленным и вполне опасным для нее. Где-то в стороне лежало тело ее водителя, рядом остывали тела остальных нападавших и когда над нею раздался вкрадчивый голос ее спасителя, но все что  блондинка смогла сейчас сделать так это безмолвно и потрясенно поднять на него глаза. Ее взгляд метнулся к его рукам, ища в них дымящееся оружие: не уж то он был так милосерден или все-таки ее скитания по влажным грубым рукам этой ночью не окончены? Как много прежде она слышала об алчности местной преступности, что же помешает кому-то перехватить добычу о "коллеги"?
Но когда Харли решила поднять глаза на незнакомца, точнее  заставила себя посмотреть на него, безмолвно, все еще дрожащей ладонью прикрывая бледные губы, как ее память резануло недавнее воспоминание.
- Ты?!
Две ярко-красные полоски, от уха до уха, на выбеленном лице и эта нелепая одежда. Он выглядел совсем иначе, чем тот, когда девушка встретила не так давно на чердаке своего дома. Ее клоун, ее маленькая тайна, он был здесь, стоял пред нею во плоти и перепачканная женская ладонь нашла опору в его руке. Харли медленно и тяжело поднялась с грязного асфальта, дрожа от пережитого шока и холода и белоснежные плечи, и оголенная в вырезе кожа, на которое поблескивали россыпью столь неуместные сейчас бриллианты и сапфиры, ее светлые волосы и голубые глаза, все еще не верящее в столь невероятное совпадение - все это как никогда подходило для романической встречи героя и его возлюбленной, но эот был Готэм, детка, и вся эта сцена выглядела более чем нелепо. Таинственный мститель, чьи глаза поблескивали как-то особенно радостно, совсем не были похожи на глаза того мальчика, что стойко ждал, пока пальцы Харлин коснуться его шрамов, тем самым вынося вердикт всему их знакомству, и девушка силилась понять, не мерещиться ли ей это все. Трупы, похищение, даже привкус крови во рту от затрещины - было ли это все реально?
- Нет, ни..  никто, - выдавила она из себя дрожащим голосом и тут же умолкла, не до конца предавая значение словам. Какого черта ей сейчас было дело до прозвищ, если Харли никак не могла понять грезит ли она наяву, потому что ее город не любил делать подарки и счастливый конец?!
- Это на самом деле теле, мой .. мой клоун? - и в скудном уличном освещении ее пальцы вновь скользнули, чуть подрагивая от нервного напряжения, к его лицу. Тогда на его лице не было краски и сейчас нелепо огромный рот казался лишь частью грима, но стоило только подушечкам пальцев осторожно нащупать характерные следы, как на губах Харлин дрогнула счастливая улыбка.
- Это ты... Ты спас меня.. Кто же еще, - и девушка не стесняясь своего порыва, привлекла его к себе и рискуя быть перепачканной смазанным гримом с лица мужчины, крепко поцеловала его в губы.
Это был короткий, спонтанный, но неимоверно нежный поцелуй и Харли физически ощутила, как весь страх и тревоги покидали ее тело и разум. Она оторвалась от него только когда воздух в легких кончился и дышать стало катастрофически трудно - тяжело дыша, девушка оторвалась от его губ, и все еще держа ладонь на покрытой белилами щеке, подняла на него глаза.
- Спасибо..

+1

5

Его руки легли поверх тонкой талии, когда она прильнула к его губам. Он не отстранился, не замешкался, не удивился. Напротив, глядя на её кроваво-красные губы, он сам хотел поцеловать её и то, что она сделала это сама, только радовало. Больше того: вдохновляло, воодушевляло, делало эту ночь самой прекрасной в уходящем году. Джокер ответил на поцелуй. Мягкие нежные губы показались ему сладкими, и когда она отстранилась, он подумал, что хочет повторения. Улыбнулся, довольно глядя на неё изумрудными глазами. Пальцы чувствовали хрупкую талию, безумно соблазнительный изгиб спины. Не отпуская её от себя, он взял в ладонь кисть её руки, которой она прикасалась к его лицу, поднёс к губам и поцеловал тонкие пальчики.
-- Я же говорил, что найду тебя, - всё тем же загадочным тоном произнёс он, - Харли. Харли Квинн.
Снег продолжал падать им на головы, опускаясь в медленном вальсе и тая, касаясь темени. Уродливые недостроенные высотки утыкались в небо балками и пустые окна-глазницы ничего не видели, глядя на них, хотя изо всех сил пытались рассмотреть. В голове Психопата снова зазвучала музыка, неуловимый мотив, сопровождающий его весь день и так чудесно приподнимающий настроение. Какой-то неспешный ритм, обволакивающая довольная своей чувственностью мелодия, выражавшая весь свой смысл к голубых глазах Харли. Ради неё даже убивать легко. Если бы только она могла заглянуть в его голову сейчас и услышать эту музыку! Ах, как хочется пригласить её на танец! Этой глубокой холодной ночью, в окружении снега и пустоты. Закружиться подобно могущественной и властной стихии. Он почти забыл о четырёх трупах, валяющихся где-то под ногами. В них больше нет никакого смысла и те, кто когда-то был внутри этих тел, уже исчезли. Всего лишь мёртвые оболочки, как одежда без своего хозяина. Как недостроенные, незаселённые живыми людьми готэмские высотки. Или наоборот, начисто опустошённые и брошенные ими.
Джокер расстегнул пальто и обнял Харли, укутывая её левой полой, и тем самым прижимая к себе, согревая. Ночь ведь и правда холодная, а она всего лишь в одном платье. Её рука всё ещё в его ладони, он старается защитить её от надвигающейся зимы.
-- Я отвезу тебя домой, -  сказал он. А потом, смеясь, добавил: - Или куда захочешь.

0

6

Достаточно было заглянуть ей в глаза, что бы понять что Харлин было плевать на то, что под ногами еще стыли трупы незадачливых нападавших и их кровь уродливыми грубым штрихами рисовала плоскую историю их конца в Готэме, который ожидал людей, похожих на них. Конец бесславный, серый, грязный, безыскусный, но на фоне этих серых, почти незначительных деталей расцветали порою такие удивительные истории, моменты, эпизоды, вроде этого: когда ослепительная блондинка дрожала то ли от страха, то ли от холода, то ли от возбуждения в объятьях на первый взгляд нелепого в своем наряде, но пугающего при втором героя, своего рыцаря. Пускай и без белого коня, но сейчас, заглядывая в глаза Клоуна, Харлин теряла голову, не отдавая себе отчета в том, что происходило вокруг. Теперь она стояла еще ближе к нему, прижимаясь до неприличия крепко, ощущая крепкое мужское плечо, если говорить фигурально. В его ладонях теперь была сосредоточена ее жизнь: стоит только ему решиться на что-то, если бы что-то щелкнуло в его сознании, но мисс Куинзул было уже безразлично. Стоит ли гадать убьет ли он ее, достаточно ли безумен для этого и кем он вобще был? Для обычного, случайного свидетеля пестрый клоун был опасен с первого взгляда и четыре трупа, брошенных под ноги красавице, были тому живым подтверждением, но Харлин зябко жалась к нему, безотчетно полагаясь на волю того, кто спас ее в эту страшную минуту. Вот и парадокс - когда сильная женщина безвозвратно теряет свою силу, когда ее спасают, доказывая что она не властна над внешней угрозою.
Ресницы блондинки дрогнули и девушка подняла глаза на Клоуна.
- Ты нашел меня, да, - с блуждающей на губах улыбкой тихо отозвалась Харли и сделала еще полшага к нему, стирая самую малость, что их отделяла. На  губах еще чувствовался его запах и тонкий, едва уловимый вкус грима, но разве это имело сейчас значение? Ему всегда удавалось оказаться там, где была она - так разве это не знак свыше для бедной сироты, которая всю жизнь ждала доброго ангела, готового ее защитить от сил Зла? Пускай и сиротка выросла, а ангел приобрел огнестрельное оружие..
- Не оставляй меня, - внезапно для себя прошептала девушка в ответ на его предложение и закрыла глаза. Дрожь все еще била ее и она не решалась посмотреть назад, оглянуться, что бы напомнить себе, что ее ждало завтра. Мысли о полиции, разговорах, газетчиках, все это уже теснилось на задворках затуманенного адреналином и маревом встречи сознания и настойчиво стучалось, напоминая о реальном мире, существовавшим вокруг.
- Я не хочу домой, - еще тише добавила она, - я .. я .. хочу с тобою. Куда угодно. Пока не закончилась эта ночь..
Разумная, хитрая, взвешенная Харин Куинзел сейчас не отдавала себе отчета в том, на чью милость отдавала свою жизнь, но сердце подсказывало, что поступала она правильно. Наконец-то, наконец-то она сможет хоть на мгновение вырваться из душных объятий Готэма, предписавшего ей особую роль в своей пьесе, вырваться из этого круга одинаковых дней и невероятного напряжение. Внезапно эта ночь окрасилась новыми красками, как буд-то кто-то разорвал серую унылую завесу и раскрасил мир вокруг наследницы многомиллионного состояния невероятными, безумным красками.
Всего на ночь, всего на одну, спонтанно, не разумно, не оглядываясь назад. С ее героем, с ее тайною, с самым загадочным человеком, способным ее удивить - и Харли открыла глаза, что бы посмотреть на своего клоуна, жадно ожидая услышать ответ. Сейчас или никогда. Иначе она отступит назад..

+1


Вы здесь » THE DARK KNIGHT | GOTHAM RISES » Flashback » Let's put a smile on their faces.